Добавить биографию на сайт

Биографии известных людей.
Факты, фото, видео, интересные истории.

Поделиться

Шрейдер, Михаил Павлович: биография

Работа в милиции

Ввиду всей совокупности произошедшего перевёлся из ОГПУ в милицию, принимал участие в борьбе с валютными преступлениями, работал в Московском (помощником начальника Московского уголовного розыска директора милиции Л. Д. Вуль, который до этого неоднократно предлагал перейти на работу в органы рабоче-крестьянской милиции).

С 1935 по январь 1938 года работал начальником отдела уголовного розыска, помощником начальника и начальником Управления РКМ, помощником начальника УНКВД В. А. Стырне по милиции в городе Иваново. Участвовал в создании Особого совещания («тройки») при областном управлении НКВД. На оперативном совещании 1-й секретарь Ивановского областного комитета ВКП(б) И. П. Носов созвал оперативное совещание руководящих работников УНКВД и поставил вопрос о том, чтобы чекисты, работавшие под руководством Ягоды, раскаялись и признали свою вину. На вопрос Шрейдера, какую именно вину и в чём должны признаваться, Носов крикнул:

— А разве ты сам не выполнял приказы Ягоды?

Шрейдер ответил, что, естественно, выполнял приказы наркома внутренних дел так же, как и теперь выполняет приказы товарища Ежова. Тогда Носов с жаром стал упрекать Шрейдера, как он смеет сравнивать шпиона-троцкиста Ягоду со сталинским наркомом и секретарём ЦК Ежовым, и сказал, что такие сравнения к добру не приведут. Когда В. А. Стырне был репрессирован, работал под началом А. П. Радзивиловского. Рано утром 7 августа 1937 года из Ярославля в Иваново прибыл специальный поезд с группой работников ЦК, возглавляемых Л. М. Кагановичем и М. Ф. Шкирятовым.

В начале ноября 1937 года в Ломах, один из троих пьяных «палачей» Саламатин заявил Шрейдеру:

— Вот посмотрим, как ты будешь себя вести, когда я тебя буду расстреливать.

На что был получен ответ:

— Прежде чем меня расстреляют, я сам пристрелю тебя как собаку!

Двое других «палачей», Викторов и Ряднов схватили Саламатина под руки и уволокли в соседнее помещение. После звонка В. В. Чернышёву все трое явились к Шрейдеру на квартиру с извинениями, однако он всё же решил просить перевода.

В январе 1938 года Шрейдер покинул Иваново в связи с назначением на должность начальника областного управления милиции Новосибирской области, вместо уже репрессированного А. К. Альтберга. Оказалось, что последние два-три месяца борьба с бандитизмом почти совершенно не велась, потому что по распоряжению начальника УНКВД Г. Ф. Горбача все работники угрозыска, а также и других отделов милиции были заняты на операциях по линии НКВД, в том числе и принимали участие в приведении в исполнение смертных приговоров, выносимых особой «тройкой». Отобрав транспортные средства и людей работать обратно по охране правопорядке, выслушивал угрозы от последнего и его заместителя И. А. Мальцева, но ответил:

— Что касается меня, то у вас руки коротки!

Однако ни звонок к заместителю народного комиссара внутренних дел В. В. Чернышёву, ни обращение к другому заместителю Л. Н. Бельскому, бывшему проездом с А. С. Неверновым, не помогли полностью исправить ситуацию. Поэтому уже через месяц, в феврале, последовал самовольный отъезд Михаила Павловича из Новосибирска и попадание на приём к начальнику Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД В. В. Чернышёву, которому доложил, что не может больше продолжать работу в Новосибирске и готов понести за свой отказ любое наказание. Через день по распоряжению Н. И. Ежова единственного из начальников управлений милиции назначили заместителем народного комиссара внутренних дел Казахской Советской Социалистической Республики С. Ф. Реденса — свояка Сталина, и начальником главного управления милиции Казахской ССР в Алма-Ате. Однако после арестов двоих заместителей Реденса — майора госбезопасности Володзько и комбрига Роттермеля — на Шрейдера было возложено также и руководство пограничной охраной. В апреле 1938 года состоялся переезд семьи (жена и двое детей) из Москвы в Алма-Ату, стали дружить семьями со Станиславом Францевичем Реденсом и его женой Анной Сергеевной Аллилуевой. В мае последовал арест первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Л. И. Мирзояна, затем в июне получено известие об аресте двоюродного брата жены Шрейдера — Олега Михайловича Рейхеля, студента Московского авиационного института, осуждённого по делу «Осколки» на 5 лет, причиной тому, вероятно, послужила дружба с детьми народного комиссара земледелия М. А. Чернова. Также был арестован ближайший друг Феодосий Иванович Чангули, помощник начальника отдела мест заключения. М. П. Шрейдер написал рапорт в Москву об их невиновности, в ответ через некоторое время было получено распоряжение Н. И. Ежова об аресте самого Шрейдера. Тем временем произошло выдвижение кандидатом в депутаты в Верховный Совет Казахской ССР от ряда петропавловских предприятий и организаций. Состоялась поездка в Петропавловск для встречи с избирателями (где его сопровождал заместитель Н. Д. Ундасынова — Лазарев, который выступал на собраниях и рекомендовал избирателям его кандидатуру, отчёты о встречах печатались в прессе) и посещение Карагандинского лагеря в Акмолинске и Балхаша. После чего Шрейдер вернулся в Алма-Ату, где Реденс ознакомил его с телеграммой Ежова постановлением об его аресте. Был избран депутатом, о чём узнал, уже находясь в арестантском вагоне, увидав из зарешеченного окна свой портрет на плакате, который к тому времени ещё не успели снять.

КОММЕНТАРИИ
Написать комментарий

НАШИ ЛЮДИ