Добавить биографию на сайт

Биографии известных людей.
Факты, фото, видео, интересные истории.

Поделиться
Любаев, Сергей Викторович

Любаев, Сергей Викторович

Живопись

День рождения 26 марта 1960

российский художник, книжный иллюстратор и дизайнер


Сергей Викторович Любаев (род. 26 марта 1960, Московская область, город Люберцы) — российский художник, книжный иллюстратор и дизайнер. Один из немногих современных российских книжных художников, создающий образ книги как цельное произведение, сочетающее в себе замысел, конструкцию, шрифтовой и изобразительный ряд.

Биография

Родители: отец — Виктор Петрович Любаев, инженер-транспортник; мать — Лидия Фёдоровна Любаева(Архарова), воспитательница детского сада. В 1974—1977 учился в Московской городской художественной школе № 1 (ныне имени В. А. Серова), совмещая занятия искусством с учёбой в люберецкой средней школе № 5.

Окончил дневное отделение промышленной графики Московского государственного художественного училища памяти 1905 года (1977—1981), где преподавателями его были Ю. Н. Ларин, Д. А. Воронцов и Э. Б. Миниович. С 1982 по 1988 год учился в Московском полиграфическом институте на факультете художественно-технического оформления печатной продукции у Д. С. Бисти и В. В. Кортовича.

Совместно с учёбой в институте, с 1981 года работал в Комбинате художественных работ Московского областного художественного фонда (секция промышленной графики и плаката). Создавал фирменный стиль, серию плакатов, графическое оформление различных изданий для Государственного Бородинского военно-исторического музея-заповедника.

В 1989 году вступил в Союз художников СССР (ныне Союз художников России). Состоит в книжной секции Московского Союза художников. С 1984 году начал заниматься книжным дизайном в издательствах «ВААП-ИНФОРМ» и «Планета». Как дизайнер и иллюстратор сотрудничал и продолжает работать с различными издательствами: «Арбор», «Терра», «Рипол-классик», «Молодая гвардия», «Детская литература», «Дрофа», «Б. С. Г. — ПРЕСС», «Иностранка», «Издательство Ивана Лимбаха», «Книга», «Московский рабочий», «Красный пароход» и другими. Оформлял и иллюстрировал книги Д. Толкиена, Р. Киплинга, М. Твена, Т. Уайта, А. Блока, Н. Гоголя, Л. Толстого, С. Есенина, И. Стоуна, Э. Хемингуэя, К. Чуковского, К. Паустовского, А. Аверченко, А. Гайдара, Я. Перельмана, В. Пескова, Г. Кружкова, В. Орлова и других писателей. Автор оформления серии «Повседневная жизнь человечества», выходящей в издательстве «Молодая гвардия». Занимался также иллюстрированием и макетированием учебников для начальной и средней школы.

Участник международных, всероссийских художественных и книжных выставок.

Трилогия Дж. Р. Р. Толкиена «Властелин колец»

Говорит художник:

«Изобразительный язык рождался в первую очередь из богатейшего наследия европейского романского средневековья. „Романистика“ предельно приближена к легенде, сказанию, имеет архаико-орнаментальный облик, выразительную грубость и плоскостность. Композиционно иллюстрации распределились по главам узлами — разворот с двумя оборотами, две вертикали и горизонталь. Полосы набора забирались в сюжетно-орнаментальную раму, зеркально-симметричную в развороте (все разные!). Вообще же должны были появиться три „средневековообразных“ фолианта, три монументальных „книжищи с алыми и чёрными буквицами“ о которых мечтал Сэм, которые прочтут у камина или у настольной лампы с абажуром. Лишь в 2003 году книжный клуб „Терра-Монплезир“ предложил „материализовать“ этот многопретерпевший труд. Современные по конструкции и стилистике переплёты оттенили внутреннюю стилизацию средневековья — крытые бархатистым, глубоким по цвету материалом сторонки с грубыми толстокожими корешками вступили во взаимодействие. Кожаные медальоны с золотым тиснением вмонтированы в оптический центр лицевой сторонки, на корешках факсимиле писателя и номер тома. Тома вкладываются в футляры с двусторонними орнаментальными иллюстрациями. В 2005 году три тяжёлых тома лежали передо мной на столе...»

Марк Твен «Приключения Тома Сойера. Приключения Гекльберри Финна»

Говорит художник:

«В „послеполуденном“ возрасте, человек часто случайно или сознательно воплощает свои детские мечты и поступки в жизнь. Великие и любимые книги о Томе и Геке, подаренные человечеству в XIX веке Марком Твеном, существовали для меня, советского мальчишки 60-х века XX, всегда. Читались целиком и урывками, летом на каникулах в деревне, зимой простудами дома. Мальчишки мастерили мечи и сабли из заборного штакетника, из старых фанерных дверей, гнилых досок и прочего плавучего хлама вязались плоты, с них ловились крошки-уклейки. Кривые луки стреляли стрелами-веточками, в зарослях лопухов в тайниках хранились детские „сокровища и провиант“. Материальный, вещественный мир, мир живой и мёртвой природы, окружавший юных американцев середины XIX века, должен был дополнить рисованный ряд. Дагерротипы, этикетки и фантики, монетки, оловянные солдатики, рыболовные крючки, обрывки газет, игрушки, буквари, гербарии и прочие „натуральные“ иллюстрации должны были жить рядом с рисованной фантазией, формируя единый образный мир детей американского Юга. Надо было решить макеты книг так, чтобы объёмные и лежащие на поверхности страниц рисунки мирно и обоюдополезно соседствовали, зрительно дополняя восприятие текста.Рукописное воспроизведение цитат из первоисточника должно было изобразительно дополнять рисованную ткань иллюстраций, вносить некую подлинность. Шмуцтитулы глав имитируют натюрморты — в „Томе“ дагерротипы лежат на страницах старинного букваря, а в „Геке“ на изрисованном сюжетами листе. В главах же эти листы рассыпаются на обретшие цвет сюжеты-иллюстрации. Работа над книгами напоминала создание рисованного фильма — персонажи и среда их обитания перемещались по горизонтали, живя от начала до конца книги. Мне близко и любимо незамученное, стремительное рисование, но с необходимой сюжету и настроению детальной оснасткой, отображение темы не в лоб, часто через изобразительные синонимы. И цвет не должен был рвать страницу, а изображение, притонув, сидело бы в бумаге. Тут хотелось бы сказать, что очень помогло многолетнее натурное рисование на Украине, в Крыму. Природа тех мест — реки, плавни, растения — очень многое похоже на окрестности Миссисипи. Солнечный свет, пронизанный им прибрежный ивняк и камыш, блеск воды — всё это стояло перед глазами…»

КОММЕНТАРИИ
Написать комментарий

НАШИ ЛЮДИ